Поддержать автора в его дальнейшей борьбе



Дело в том, что все журналистские расследования, поездки и репортажи - все это я делаю в свободное время и за свой счет, сжигая свои нервные клетки. Меня никто не спонсирует. То, что здесь опубликовано - сделано бескорыстно и бесплатно. Друзья и читатели! Если вам интересен мой блог и то, что здесь публикуется, вы можете поддержать автора материально. Буду рада любой помощи, главное, чтобы от души. Независимые СМИ в наши дни явление малореальное, здесь  площадка одна из немногих, где можно публиковать новости без купюр и практически сразу. В своем блоге я отстаиваю права жителей города и выкладываю на суд общественности факты, о которых не расскажут газеты и тв. 
promo anna_nik0laeva october 5, 2015 22:09
Buy for 300 tokens
Дело в том, что все журналистские расследования, поездки и репортажи - все это я делаю в свободное время и за свой счет, сжигая свои нервные клетки. Меня никто не спонсирует. То, что здесь опубликовано - сделано бескорыстно и бесплатно. Друзья и читатели! Если вам интересен мой блог и то, что…

Как жители в Химках работу нашли


В последнее время я частенько бываю в Химках. Городок мне симпатичен, нравится и на контрасте с Москвой кажется прекрасным. Нет-нет, да и возникает мысль перебраться куда-то подальше из столицы в подмосковный городок. Ну, химкинские пробки отдельная глава, поэтому о них потом как-нибудь.
Кто смотрит мои публикации в соцсетях и журналах знает, как я люблю бывать на разных производствах, в местах славы бывшего индустриального СССР. Иногда от них остались лишь развалины. Слезы на глазах появлялись каждый раз, когда проезжала развалины завода ЗИЛ по МЦК. То ли это прошитое на подкорке советское детство, то ли генетическая память предков, возводивших "Фрезер", ныне стертый с лица земли и отданный под "реновуху".

В каких-то случаях, если очень повезло, бывшие заводы и производственные цеха приспособлены для современного использования. Как Бадаевский завод, например. Некоторые промзоны должны проходить как памятники истории и архитектуры СССР. Но, как обычно, статуса такого им никто не дает. Слишком уж это выгодное дело - лепить человейники. Поэтому над каждой такой промзоной зачастую нависает угроза сноса и застройки плотными многоэтажными кварталами, без поликлиник, больниц, дорог, детсадов и школ. Бадаевский завод - яркий пример.

Collapse )

"В РОССИЮ, НА РОДИНУ !"


Итак, еще одно эссе нашего любимого Ильи Грушникова про Новый Когалым и новогогалымское житие. Читаем, наслаждаемся, энджой.

"Русскому человеку всё труднее и неприятнее жить в Новом Когалыме. Этот город не наш. Здесь абсолютно неудобно и противно жить человеку, предки которого тысячелетиями жили в Средней полосе России. Уезжая из Нового Когалыма в Тверь, Кострому, Калугу, Великий Новгород понимаешь, что вот они – настоящие русские города.
Администрация ежедневно уничтожает традиционный жизненный уклад столицы. Контраст Нового Когалыма с любым нормальным российским городом становится всё больше и больше. Что мы видим вокруг себя каждый день?
Кучу говна вместо скульптуры. Бл*дюшники вместо русского театра. Телевизор вообще смотреть противно, местный канал Лимита-ТВ с соплями рассказывает, как у нас теперь здорово – новый сквер в Тушино открыли, прямо п*здец достижение, как будто тут до этого сквера не было, а было с*чье болото, полное г*вна.
Вместо архитектуры здесь строят г*внобетонные гетто, совершенно чуждые русскому градостроительству. Вместо домов какие-то дикие человейники с несуразными ячейками для хранения ипотечников. Всякие велтоны, сити, вандереры, беи – вертикальные гробы с нерусскими названиями.
Город неприспособлен для детей, они не могут свободно передвигаться по городу одни – город для них опасен. Самое безопасное для них сейчас – сидеть дома в компьютере, пока родители часами давятся в ОТ по дороге на работу и домой.
Город не приспособлен для нормального существования нормальной русской семьи – дорогое и тесное жильё, запреты на передвижение на собственном автомобиле, плата за всё подряд. В таких условиях семья становится дорогим удовольствием.
В городе почти не осталось нормальных русских трудовых коллективов – все рабочие места заняты гастерами, квалифицированный труд обесценен. Элементарная двадцать лет назад задача сварить что-нибудь или выточить на станке превращается в квест.
Даже нормальной местной еды всё меньше, картошка зачастую стоит дороже бананов. Тут третий день пытаюсь корень хрена купить – нет нигде, а это совершенно обычный русский продукт.
Просто выйти в парк выпить кружку пива с шашлыком теперь проблема.
Даже обычные животные - обитатели русских городов куда-то исчезли. Почти истребили собак и кошек, уничтожены воробьи, начали дохнуть голуби и вороны.
Вместо этого какая-то гиперактивная шобла без роду и племени придумывает тут какие-то велики, урбанизмы с самокатами и прочую х*рню, мешая жить всем вокруг.
Дорожным движением в городе занимается McKinsey из США.
Не просто так на выходные москвичи стараются вырваться к себе в загородные дома, оставляя постылый Новый Когалым для развлечений гастерам и мухосранцам без корней.
Единственное, что здесь многих держит – это работа. Если получается найти работу вне города, то люди с радостью уезжают жить за МКАД, в Россию, на свою Родину."
WELCOME TO NEW KOGALYM

"Куда исчезли дешевые овощи, и почему все больше народа в Москве"


Ну вот, друзья. Еще одно эссе от нашего любимого автора Ильи Грушникова. Энджой, господа!
"Партийные бонзы перед выборами озадачились стоимостью борщевого набора для населения. Морковка-то в Пятерочке по 100 рублей стала. Конечно, тема для ЕР новая, тем более, что фраза «в Пятерочке по 100 рублей» звучит для многих наверху как абракадабра. Я сильно сомневаюсь, что та же Ракова, на которой побрякушек висит по стоимости как новый трактор, знает, какого цвета сторублёвая купюра или она хотя бы раз была в Магните.
Едросы уже нашли крайних – это производители удобрений. Похоже, бизнес у них отберут под шумок, хотя к стоимости тарелки борща это имеет весьма опосредованное отношение.
На самом деле в том, что борщ теперь стоит как суп из черепахи, большая доля заслуг приходится как раз на мудрых руководителей Единой России.
Вот Собянин Сергей Семенович, член Бюро Высшего совета партии «Единая Россия», мэр Москвы с 2010-го года. За 10 лет он полностью закрыл столичный регион для независимых поставщиков продовольствия. Вспомните ночь длинных ковшей, закрытие рынков выходного дня, уничтожение колхозных рынков, введение грузового каркаса.
Когда вы в последний раз видели торговлю сезонными овощами с машин? Где сейчас бахчевые развалы? Когда вам последний раз предлагали купить мешок картошки?
Всё, нет этого больше. Черешня и вишня из сезонной ягоды, которую брали ящиками на варенье, превратилась в деликатес. Сейчас все яблони увешаны яблоками, а попробуйте их с рук купить в Москве. Сергей Семенович постарался, сделал всё, что просили его заказчики – крупные корпорации. Теперь поставки продуктов в Москву полностью монополизированы - овощи можно купить или в федеральных сетях, или у Года Нисанова с его Фудсити.
А столичный рынок продовольствия давал порядка 30% платёжеспособного спроса на еду, учитывая, что население остальной России кормится в том числе с огородов. При Лужкове мелкие производители были допущены на московские рынки. Независимые производители продовольствия выращивали небольшие партии овощей, независимые перевозчики везли это все в город, а народ в сезон мог купить дешевые овощи. Конечно, деньги шли мимо кассы, с них не платились налоги, но всё равно деньги оставались в стране, а не уходили в офшоры олигархов агробизнеса. Липецкий фермер не покупал биткойны или виллы в Испании. Он покупал технику, стройматериалы, горючее, семена. А вот с этих покупок уже налоги платились, деньги в итоге всё равно попадали в казну.
А липецкая картошка ехала в Москву. Сейчас не так, в Москву не пускает Собянин, а в Липецке картошку не продашь – у всех своя с огородов. Вот и получатся, что земля сдаётся в аренду или продаётся агрохолдингам, а им не интересно растить овощи, гораздо выгоднее гнать подсолнечник или пшеницу на экспорт.
За 10 лет мэрства Собянина мелкий производитель сельхозпродукции Средней полосы России просто разорился, а трудоспособное население из села потянулось в мегаполисы тянуть ипотечную лямку в Некрасовке, теперь на селе некому работать, всё как мечтал Собянин, рассказывая о 30 миллионах лишнего населения на селе. Он просто своими мудрыми решениями в интересах крупного капитала просто уничтожил независимое сельское хозяйство. Ну и плюс его товарищи-однопартийцы, которые придумали Платон, а сейчас собираются влезть на огороды россиян, чтобы не дай бог лишний мешок картошки никто на продажу не вырастил, чтобы ни одна г*дина со своими грошами мимо кассы не проскочила."

Полвека семейного опыта. Больница № 67 (Ворохобова)



В 67 больнице раньше, при СССР была традиция такая - не говорить пациенту, что в шприце. У меня бабушке еще в 1985 году в этой больничке после инфаркта вкололи лекарство на которое у нее аллергия. Была аллергия на анальгин. Бабушка спросила самоуверенную медсестру перед вечерним уколом: "Что вы мне собираетесь уколоть?" - ответом было: "Что доктор прописал". "У меня аллергия на анальгин", - предупредила бабушка, "Это не анальгин", - гордо заявила мамзель и вколола амидопирин (тоже самое, что анальгин, но другой группы).
Не успела закрыться дверь, как бабушке стало плохо и пациенты стали кричать: "Больная умирает!". Потом все врачи отделения, какие были на тот момент в реанимации откачивали всю ночь от анафилактического шока, вскрывали подключичную вену.

В тот злосчастный день у них врач был дежурный, не посмотрел в карточку, что аллергия и не хотел знать ни он, ни медсестра. Что анальгин и амидопирин одной группы препараты они может забыли, а может и не знали никогда. Бабушка предупредила, что у нее аллергия на конкретный препарат, но они же самые умные и лучше знают. Непрофессионализм и зашкаливающее превосходство над пациентом в 67 больнице - это традиция.

Роддом у них тоже атас был, я там родилась когда - уже не дышала. Они забыли про мою маму, вкололи снотворное, чтобы в пересменку не рожала. А потом новая смена пришла и про маму забыли. А потом ах-ох, просыпайся давай, рожай быстрей. Откачивали, даже какой-то электрошок применяли.

Потом, через полтора года , в этой же больнице моему деду Федору Ивановичу забыли дренаж вставить после операции и он умер от сепсиса. Мама так переживала его уход, что у нее не то язва не то что похуже подозревалась. Я помню еще какие-то бутылочки, которые ей говорили пить до еды и после. И она в ложку наливала какую-то жидкость и запивала эту горечь чем-то сладким.

Когда папе стало плохо - приехала обычная скорая ( оказалось потом , что из Ворохобоева, из незабвенной и любимой 67 нашей больнички), врачишка заставил положить пациента на пол, хотя он не мог дышать лежа, сердце остановилось. Кардиограмму где были еще какие-то удары сердца, он оторвал и убрал, сделал новую, чтобы прямая линия везде.

Мне еще этот врачишка втирал дичь, что у отца тромб оторвался. "Видите, синее все". Я все не могла понять, что он имеет ввиду, пока не догадалась, наш эскулап принял за синеву след от цепочки с крестиком. Профессионыл, чо. Диагноз слету! Посмертный эпикриз, точнее.

Врачи скорой нарушили сразу два правила, о которых мне благоразумно умолчали в ответе из прокуратуры. Первое - не была обычной бригадой скорой вызвана скорая реанимация. Второе - не проводились реанимационные действия в течении получаса. Получаса, подонки !!! А не пяти минут, как вы там пытались изобразить.

Не было и дефибриллятора для того, чтобы сердце запускать. На жалобу прислали отписку что пациент уже умер когда они приехали, а якобы, я говорила скорой, что пациенту "трудно дышать". Разница между "задыхается" и "Трудно дышать" есть, правда ведь? Задыхается это совсем не "трудно дышать". Опять вы лжете, прикрывая свою пятую точку от наказания. Ну, Бог пусть вас наказывает, "Мне отмщение и Аз воздам". На Него и надежда.

В морге у них в судебном № 5 заставляют родственников сидеть и подписывать документы прямо там, где гробы заколачивают и забирают покойников и заполнять какие-то документы.

То есть, я подписываю документы, в журнале расписываюсь за что-то, а рядом со мной чья-то семья выносит гроб, прощается со своим покойником, плачет. Прокуратура должна проверить этот адок, под названием "Судебый морг № 5". Издевательства над людьми это, а не работа. Вокруг морга тоже валялись на снегу всякие ленточки, елочки. Дополнительный антураж, так сказать.

При этом, трижды делали ошибки в фамилии, пока меня не довели до слез. Это полное издевательство.

Требуют деньги за одевание покойников, покойники у них воняют, кстати, непонятно, заморозка трупов вообще есть там? Или это опять же, отдельная услуга. Непонятно, как они работают вообще?

За получение справки стоишь в предбанничке метр на полтора вместе с друзьями бомжей, которых там тоже вскрывают. "Мы его развеем вот там на берегу, над Москва-рекой", - радостно заявил стоявший в тридцати сантиметрах от меня опохмелившийся не то пьяница - не то лицо без определенного места жительства.

Мы пришли за справкой - так они нам говорят "ждите, у нас 49 покойников за выходные". И мы ходили, с Татьяной Михайловной Логацкой, депутатом нашим, ждали. С какой скоростью они их там вскрывают непонятно, но уже через час - полтора справку выдали.

Кстати, вспомните историю, когда полицейский майор Вячеслав Горнеев и лейтенант Татьяна Пурышева на фоне голых трупов делали селфи - это тоже из судебного морга № 5 на территории 67 больницы.

Обратите внимание, у них голые трупы мужчины и женщины лежат по двое друг на друге валетом на этих селфи. Мне говорили что "это норма".

Через главные ворота на Саляма Адиля д 2 , когда мы забирали папу, ездили машины с покойниками и одновременно скорые и пациенты. Наши машины также проезжали через ворота эти.
Представляете, какое у пациентов, которые идут госпитализироваться планово, или настраиавются на операцию и смотрят в окошко, настроение вообще должно быть, глядя на эти вереницы черных катафалков?

часть 107





Добавьте описание

"Галерея и галеристка"
.В ожидании, когда Оскар приедет в галерею, Ирэн нервничала все сильнее и сильнее. Не дождавшись парфюмера к шести, она откупорила бутылку и дрожащими руками налила себе бокал. Опрокинула его в себя, почти не ощутив горечи. По её сценарию вечер должен был закончиться страстным и безудержным сексом. Есть перед этим делом не следовало. После первой дрожь в руках почти унялась, Ирэн тут же налила себе ещё бокал. Решила не спешить и протянула с ним почти 15 минут.
К моменту, когда Оскар подъехал к галерее, бутылка, открытая Ирэн, уже была наполовину пустой.

Продолжение следует...
Начало здесь
Фото автора

Как я провела в камере двое суток за "участие в митинге". Демо-версия "политзаключенный". Часть 2



Продолжение истории, как нас заставили провести в камере в полиции двое суток, лично меня - за съемку пикета на Кутузовском проспекте. Место действия ОВД Фили-Давыдково, актовый зал, второй день после задержания.

Демо-версия "политзаключенный". Как я провела в камере двое суток за "участие в митинге"

Не успели мы открыть бутылки с водой, как к нам вошла еще одна сотрудница-блондинка с наклеенными ресницами и сообщила в ультимативной форме: «Если ваш адвокат не приедет в течении часа, будем рассматривать дело без него». На вопрос, почему нам не дали позвонить адвокатам в 12:30 и все эти часы, что мы требовали связаться с адвокатами ответа не последовало. Участковый Топильский все время нашего сидения в актовом зале просто все эти часы сидел и смотрел на нас, иногда тыкал пальцами в телефон, или выходил из зала. Все его ответы были односложными, местами издевательскими и не дающими никакой информации о том, почему никакой реакции на наши требования и даже заявления (три штуки), которые я успела написать не последовало. Еще раз зашла в зал, примерно в 16.30, наш «правильный полицейский» (как мы ее про себя называли)- лейтенант Татьяна Анурьева и спросила: будем мы сейчас паек забирать ( паек задержанного), и мы ответили, что сейчас идем к адвокату и в любом случае будем обедать только потом, после встречи с Бирюковым.

Не прошло и часа, как в отделение уже прибыл адвокат Михаил Бирюков. Его оперативность вызвала у нас восхищение. Все дамы в погонах, что погоняли нас и не давали звонить, вдруг резко стали улыбчивыми и вежливыми, будто продавщицы отдела галантереи. Мы быстро написали все нужные объяснения. Чуть позже к нам приехал, оказывается, еще один адвокат Дмитрий Трунин, но его к нам не пустили. Он передал нам кофе, чай и «вкусняшки» из Макдональдса, по нашей просьбе. Позже, мы все-таки встретились с Труниным внизу в дежурной части, когда нас снова отправляли на ночевку, теперь уже в ОВД Можайское. Адвокат поговорил с нами, пообещал позвонить родным, предупредить и успокоить, потребовал дать нам всем копии протоколов задержания. Ни в ОВД Кунцево нам не давали на руки копии (возможно, копию взяла Диана Яковлева, но это вряд ли). Если в моем деле есть документы, подписанные днем – это подделка.

Collapse )

Как я провела в камере двое суток за "участие в митинге". Демо-версия "политзаключенный". Часть 1


На встречу с депутатами 27 декабря меня пригласили сами жители. Сейчас в саду у Славянского бульвара вырубают яблони. Это не просто деревья, прекрасные плодовые деревья сажали после окончания войны там, где проходила линия обороны Москвы во время Великой Отечественной войны. Было слишком пусто и уныло. И тогда, пионеры и ветераны посадили огромный яблоневый сад. Он - символ победы жизни, деревья цветут и украшают город. Сад уникален по своей масштабности и чудо, что он великолепно сохранился. Во время цветения - это необыкновенная красота. Ветеранские яблони обильно плодоносят осенью. Субподрядчик - рубщик деревьев ООО "Кипарис" много обманывал жителей, что "ни одно дерево не пострадает". В итоге, в субботу на месте деревьев появилось более 40 пеньков. До вырубки пилильщиков останавливали двое суток и с документами на вырубку, как рассказала мне Елена Курочкина, был полный швах, а яблони кипарисовцы обещали вообще не пилить.

Событие на месте вырубки яблоневого сада предвещало, возможно, стычки москвичей с рубщиками деревьев. На месте были депутаты, в том числе, повредила руку, ударившись о порубочные остатки, депутат Тарасова. Я уже закончила съемку, когда мне сказали, что активисты идут к Кутузовскому проспекту. Повторно включила камеру и пошла за ними. Две девушки и Константин Фокин взяли спиленные ветки деревьев и довольно быстро, оторвавшись от всех, пошли вперед. Не веря своим глазам, увидела, как они шагнули в поток машин на Кутузовском проспекте. Вышли на середину дороги и встали втроем, держа в руках спиленные ветви яблонь. Почему я снимала до конца? Понимала, что если что-то случится, моя запись будет, возможно, единственным доказательством, кто сбил пикетчиков. Вместе со мной стояли на обочине и с ужасом смотрели на происходящее Наталья Саяпина и Елена Курочкина. Я познакомилась с Еленой позже, до этой жуткой акции мы никогда не общались, вместе мы провели в итоге в камере двое суток. Стояли на островке безопасности мы втроем и даже махали руками, чтобы Фокин и бесстрашные девушки уходили скорее. Казалось, они будут стоять там до вечера. ГИБДД все не появлялось. Почти 20 минут на дороге… На федеральной, правительственной трассе полиция должна была прибыть через 5 минут. Все они, включая начальство получили, как нам шепнули позже, по шапкам, были злые и намеревались нас карать показательно. На следующий день мы узнали, что главу ГИБДД Москвы сняли с должности. Возможно, выход активистов на шоссе стал последней каплей.

Демо-версия "политзаключенный". Как я провела в камере двое суток за "участие в митинге"

Collapse )

Продолжение следует. Часть 2.



ГОРОД ЗАРАБОТАЛ. НОВОСТИ СОБЯНОМИКИ. HAPPY NEW YEAR & WELCOME TO NEW KOGALYM


Добрый день, мои дорогие, верные боевые единицы читателей. Знаю, вы много читали замечательных эссе моего любимого автора Ильи Грушникова. Все это время он писал много и бодро, а я забивала на журнал и пропустила и оплату профиля профессионального и многое другое. В общем, я не буду вас утомлять предисловием. Скоро новый год, почитаем, с какими итогами финансовыми подошла к этому Москва. Читаем, наслаждаемся, это - Новый Когалым, мои маленькие оленятушки. Это - предновогоднее эссе Грушникова:
"Чем больше дыра в новокогалымском бюджете, тем чаще собянцы произносят фразу «Город заработал».
Перед глазами должна всплывать картина этакого города-труженика, где из мартеновских печей льётся сталь, у кульманов стоят инженеры, крутятся станки, ученые проводят сложные эксперименты, а молодёжь впитывает знания в институтах и университетах.
Только вот что-то не получается себе такое представить. А всё потому, что когалымская администрация заработком называет штрафы, которые она собирает с податного населения.
Приехал кто-то на машине в морг забирать тело родственника, встал не так, получил 5тыр. штрафа, а город заработал.
Заблудился автомобилист в идиотской разметке, заехал колесом за сплошную, а город заработал.
Высадил внук престарелого деда поближе к метро, словил штраф с фалькона, а город заработал.
Вошёл в ТЦ покупатель без маски, получил уведомление об административном нарушении, а город заработал.
Город должен зарабатывать, эксплуатируя свою собственность, когда на Автофрамосе выпускают машины, из Внуково летают самолёты, а в гостинице Националь селятся туристы. Однако за 10 лет собянства Москва лишилась таких заработков, обитатели Тверской, 13 всё продали.
Ладно, тогда создавайте условия для развития производств, но нет, из города съезжают последние заводы, чтобы освободить место для говнобетона.
Теперь город «зарабатывает» развешивая камеры на каждом углу и сочиняя новые поводы для штрафов.
Раньше гаишник-взяточник старался не светить свои доходы, а проститутка всем рассказывала, что не насосала, а подарили. Эти же ничего не стесняются и все рассказывают, какие они профи-экономисты. Собянцы искренне считают обирание населения по любому поводу зарабатыванием денег в бюджет.
Деньги в бюджет приносит налогоплательщик, а когда у него из кармана вынули честно заработанные 5000 рублей, он уже не отнесёт их в магазин, не купит детям подарки на Новый год, не оплатит стрижку в парикмахерской или секцию плавания для ребёнка. Т.е. с каждым штрафом бизнес в городе лишается платежеспособного спроса как минимум на сумму штрафа, а скорее всего на большие значения, ведь многие перестают тратить деньги там, где их могут оштрафовать.
Помните, как С.С. Собянин сокрушался о том, что из Нового Когалыма уехали 40% гастарбайтеров. Мол снег теперь некому чистить в городе (где живёт 15 млн. человек). На самом деле на продаже патентов в 2019 «город заработал» 89 млрд. рублей, а в 2020-м на только 55.

Не о чистоте улиц гауляйтер сокрушается, ему жалко 35млрд. «упущенной выгоды».
Пока у руля будут стоять такие зарабатыватели для города, о нормальном бизнес-климате в столице можно только мечтать.
HAPPY NEW YEAR & WELCOME TO NEW KOGALYM

В Москве снесут корпус "Ж" на территории института Бочвара


С ностальгией вспоминаю год 2017, когда впервые написала в своем живом журнале статью о наших московских ядерных институтах. На территории института Бочвара готовился к сносу секретный корпус "Б", где стояла такая же сверхсекретная установка "У-5", для работы с радиоактивными материалами, ровесница отечественной ядерной отрасли. Первая подобная установка в мире. Огромная, занимающая весь корпус, включая лаборатории и кабинеты ученых. Тогда мне казалось, что раз сносят здание на территории института, то за этим последует немедленная застройка освободившихся площадей жилыми домами. Сразу после публикации со мной связались сотрудники института Бочвара, оказалось, моя лихая статейка не осталась без внимания.

лестница по которой ходил сам Лаврентий Палыч Берия
лестница по которой ходил сам Лаврентий Палыч Берия

Физики-ядерщики можно даже сказать обрадовались, что новый человек проявил интерес к отрасли и даже пытался защищать. Секретные институты, как выяснилось, в защите не нуждались. У них на территории имеются установки, позволяющие справляться даже с террористической угрозой с земли и с воздуха. Строительное лобби тоже пока только пытается подбираться с застройкой к заборам наших щукинских ядерных институтов, но еще ни один не захватило. Пользуясь дружелюбным настроем со стороны такой серьезной организации и своими соседскими с ними связями, я переступила порог кабинета главы ВНИИНМа - Валентина Иванова (ныне, к моему глубочайшему сожалению, уже покойного). В здание института я пришла с группой поддержки, пригласила знакомого юриста. Мало ли, вдруг на меня в итоге все-таки решат подать в суд за какое-нибудь неосторожное слово? Я была удивлена, что вместо суровых разговоров физики-ядерщики решили посвятить шуструю журналистку в свои планы.

на верхнем этаже корпуса "Б" после сноса крыши
на верхнем этаже корпуса "Б" после сноса крыши

Сравнив риски и расходы на непрерывное поддержание разрушающегося здания и вывод его из эксплуатации с последующим сносом, руководство института выбрало второй вариант. Мне повезло, я была единственным журналистом в небольшой компании товарищей, переступивших порог сносимого корпуса "Б"

В Москве снесут корпус "Ж" на территории института Бочвара

Оказалось, что не все сотрудники ВНИИНМа были в курсе, что именно за установка стояла в здании. Посвящение столичной общественности в то, что происходит за метровыми стенами института Бочвара был шаг беспрецедентный. Следом за моим походом " в гости" в кабинет к Иванову, наши физики-ядерщики провели публичные слушания в Щукино для всех желающих.

В Москве снесут корпус "Ж" на территории института Бочвара

Глядя на сегодняшние "общественные обсуждения" по различным вопросам благоустройства, бордюров и плитки, при помощи виртуального голосования, становится грустно. Неужели планы по количеству рулонных газонов на район более секретны, чем работа одного из самых засекреченных институтов, обеспечивающих ядерную безопасность страны?

Демонтаж оконных проемов
Демонтаж оконных проемов

Почему предприятие, обеспечивающие ядерный щит страны проводит общественные обсуждения и не скрывает от людей свои планы? Не боится выходить в народ и отвечать на вопросы жителей в микрофон? Наверное, потому, что в отличии от чиновников, получивших свои дипломы и купивших диссертации в мутные 90-е, настоящие ученые способны оценить опасность радиофобии у москвичей. Они готовы заниматься в том числе и просветительской работой. Что страшного в том, чтобы объяснять жителям города причины и мотивы происходящих изменений?

В Москве снесут корпус "Ж" на территории института Бочвара

В институте Бочвара работают настоящие фанаты своего дела, готовые отвечать на вопросы и брать на себя ответственность. Уже потом я разглядывала стенды в музее института и удивлялась, сколько научных и прикладных разработок здесь родилось. Сверхпроводники, компоненты для медицинских препаратов, позволяющих исследовать ткани человека, проволока, которую невозможно ни перекусить, ни расплавить при нагревании и прочие чудеса науки.

Так выглядят сверхпроводники в разрезе. Фото с "Атомэкспо"
Так выглядят сверхпроводники в разрезе. Фото с "Атомэкспо"

"Жаль только, что самые интересные открытия и разработки показать нельзя - на них либо допуск нужен, либо стоит гриф секретно", - сказал Валентин Иванов.

В Москве снесут корпус "Ж" на территории института Бочвара

В час Х, я стояла на верхнем этаже корпуса "Б", от которого остались неровные кирпичные стены и лестничные пролеты без крыши. При входе на территорию института Бочвара мне выдали фотоаппарат. Со всех сторон открывался изумительный вид на бывший Ворошиловский район. "Главное - слушать указания дозиметриста", - наставлял членов делегации отвечающий за безопасность сотрудник.

В Москве снесут корпус "Ж" на территории института Бочвара

Все что хотела - я сфотографировала, затем служба безопасности одобрила мои фото и я стала обладательницей уникальной фотосессии секретного здания, ныне несуществующего.

В Москве снесут корпус "Ж" на территории института Бочвара

Сам снос проходил долго и тщательно. Весь корпус был очищен от зараженной штукатурки, напольное покрытие тоже снято и вывезено в специальных контейнерах с территории ВНИИНМа.

Здесь брали пробы на радиацию
Здесь брали пробы на радиацию

Стены очистили от всех внешних слоев, где могли оседать радиоактивные частицы. При помощи специальной установки по улавливанию пыли все частицы, что могли лететь в воздух, были отфильтрованы. Фильтры, кстати, тоже потом упаковали герметично и вывезли.

Может быть здесь была дезактиваторная, или  помещения для уборки
Может быть здесь была дезактиваторная, или помещения для уборки

Потом наступил черед разбора несущих стен и фундаментов. Затем, котлован от здания засыпали землей, а сверху поставили памятный знак и теперь на месте аварийного корпуса - зеленая лужайка с кустами сирени.

Вот здесь когда-то был  корпус "Б" - важнейший лабораторный корпус в системе атомного щита СССР. Фото "как оно стало" прислано по моей просьбе позже, по окончании работ по выводу из эксплуатации.
Вот здесь когда-то был корпус "Б" - важнейший лабораторный корпус в системе атомного щита СССР. Фото "как оно стало" прислано по моей просьбе позже, по окончании работ по выводу из эксплуатации.

Ностальгически вспоминала время от времени я эту самую необычную экскурсию в моей жизни. Нет-нет, да и вздыхаю, проходя по улице Берзарина, глядя на забор и крыльцо института Бочвара.

В Москве снесут корпус "Ж" на территории института Бочвара

Как будто прочитав мои мысли, мои старые знакомые физики-ядерщики снова связались со мной в ноябре. Оказалось, на очереди на снос корпус "Ж". Признаюсь, про вывод из эксплуатации этого корпуса я слышала от них уже давно, но думала, если честно, что очередной свидетель начала отечественной ядерной отрасли был снесен тихо, без шума и пыли.

В Москве снесут корпус "Ж" на территории института Бочвара

Оказалось - нет! Стоит до сих пор. Но планам по торжественному прощанию с корпусом "Ж" с журналистами, вспышками фотоаппаратов и пресс-туром помешала эпидемия в Москве. Пришлось проводить презентацию со специалистами в режиме онлайн. И вот, снова я сижу и смотрю планы о выводе очередного корпуса, только у себя дома. Снова задаю вопрос: "Точно ли не будет сноситься и выводиться с территории района Щукино институт им. Бочвара?" И облегченно вздыхаю, что все остантся на месте, кроме здания корпуса "Ж", тоже несущего в себе следы радиоактивного загрязнения.

В Москве снесут корпус "Ж" на территории института Бочвара

Уже вооруженная знанием, как проходит снос зараженного радиацией здания, повторяю пройденный в корпусе "Б" урок. Сначала будет демонтировано и вывезено оборудование, затем все внутренние слои краски и штукатурки один за другим снимут и рачистят стены, полы и потолки. В итоге будет еще одна зеленая лужайка, на радость МАГАТЭ и жителям района.

P.S.: Как в Щукино решают одну из проблем радиоактивного наследия времен СССР. На презентации онлайн увидела на одном из снимков себя, в полном обмундировании, на чердаке корпуса "Б", в каске, белом халате и улыбнулась. Как говорится - ничто на земле не проходит бесследно. Вот так я, по воле случая и решению руководства института вошла в историю.