January 4th, 2021

Как я провела в камере двое суток за "участие в митинге". Демо-версия "политзаключенный". Часть 1


На встречу с депутатами 27 декабря меня пригласили сами жители. Сейчас в саду у Славянского бульвара вырубают яблони. Это не просто деревья, прекрасные плодовые деревья сажали после окончания войны там, где проходила линия обороны Москвы во время Великой Отечественной войны. Было слишком пусто и уныло. И тогда, пионеры и ветераны посадили огромный яблоневый сад. Он - символ победы жизни, деревья цветут и украшают город. Сад уникален по своей масштабности и чудо, что он великолепно сохранился. Во время цветения - это необыкновенная красота. Ветеранские яблони обильно плодоносят осенью. Субподрядчик - рубщик деревьев ООО "Кипарис" много обманывал жителей, что "ни одно дерево не пострадает". В итоге, в субботу на месте деревьев появилось более 40 пеньков. До вырубки пилильщиков останавливали двое суток и с документами на вырубку, как рассказала мне Елена Курочкина, был полный швах, а яблони кипарисовцы обещали вообще не пилить.

Событие на месте вырубки яблоневого сада предвещало, возможно, стычки москвичей с рубщиками деревьев. На месте были депутаты, в том числе, повредила руку, ударившись о порубочные остатки, депутат Тарасова. Я уже закончила съемку, когда мне сказали, что активисты идут к Кутузовскому проспекту. Повторно включила камеру и пошла за ними. Две девушки и Константин Фокин взяли спиленные ветки деревьев и довольно быстро, оторвавшись от всех, пошли вперед. Не веря своим глазам, увидела, как они шагнули в поток машин на Кутузовском проспекте. Вышли на середину дороги и встали втроем, держа в руках спиленные ветви яблонь. Почему я снимала до конца? Понимала, что если что-то случится, моя запись будет, возможно, единственным доказательством, кто сбил пикетчиков. Вместе со мной стояли на обочине и с ужасом смотрели на происходящее Наталья Саяпина и Елена Курочкина. Я познакомилась с Еленой позже, до этой жуткой акции мы никогда не общались, вместе мы провели в итоге в камере двое суток. Стояли на островке безопасности мы втроем и даже махали руками, чтобы Фокин и бесстрашные девушки уходили скорее. Казалось, они будут стоять там до вечера. ГИБДД все не появлялось. Почти 20 минут на дороге… На федеральной, правительственной трассе полиция должна была прибыть через 5 минут. Все они, включая начальство получили, как нам шепнули позже, по шапкам, были злые и намеревались нас карать показательно. На следующий день мы узнали, что главу ГИБДД Москвы сняли с должности. Возможно, выход активистов на шоссе стал последней каплей.

Демо-версия "политзаключенный". Как я провела в камере двое суток за "участие в митинге"

Collapse )

Продолжение следует. Часть 2.



promo anna_nik0laeva october 5, 2015 22:09
Buy for 300 tokens
Дело в том, что все журналистские расследования, поездки и репортажи - все это я делаю в свободное время и за свой счет, сжигая свои нервные клетки. Меня никто не спонсирует. То, что здесь опубликовано - сделано бескорыстно и бесплатно. Друзья и читатели! Если вам интересен мой блог и то, что…

Как я провела в камере двое суток за "участие в митинге". Демо-версия "политзаключенный". Часть 2



Продолжение истории, как нас заставили провести в камере в полиции двое суток, лично меня - за съемку пикета на Кутузовском проспекте. Место действия ОВД Фили-Давыдково, актовый зал, второй день после задержания.

Демо-версия "политзаключенный". Как я провела в камере двое суток за "участие в митинге"

Не успели мы открыть бутылки с водой, как к нам вошла еще одна сотрудница-блондинка с наклеенными ресницами и сообщила в ультимативной форме: «Если ваш адвокат не приедет в течении часа, будем рассматривать дело без него». На вопрос, почему нам не дали позвонить адвокатам в 12:30 и все эти часы, что мы требовали связаться с адвокатами ответа не последовало. Участковый Топильский все время нашего сидения в актовом зале просто все эти часы сидел и смотрел на нас, иногда тыкал пальцами в телефон, или выходил из зала. Все его ответы были односложными, местами издевательскими и не дающими никакой информации о том, почему никакой реакции на наши требования и даже заявления (три штуки), которые я успела написать не последовало. Еще раз зашла в зал, примерно в 16.30, наш «правильный полицейский» (как мы ее про себя называли)- лейтенант Татьяна Анурьева и спросила: будем мы сейчас паек забирать ( паек задержанного), и мы ответили, что сейчас идем к адвокату и в любом случае будем обедать только потом, после встречи с Бирюковым.

Не прошло и часа, как в отделение уже прибыл адвокат Михаил Бирюков. Его оперативность вызвала у нас восхищение. Все дамы в погонах, что погоняли нас и не давали звонить, вдруг резко стали улыбчивыми и вежливыми, будто продавщицы отдела галантереи. Мы быстро написали все нужные объяснения. Чуть позже к нам приехал, оказывается, еще один адвокат Дмитрий Трунин, но его к нам не пустили. Он передал нам кофе, чай и «вкусняшки» из Макдональдса, по нашей просьбе. Позже, мы все-таки встретились с Труниным внизу в дежурной части, когда нас снова отправляли на ночевку, теперь уже в ОВД Можайское. Адвокат поговорил с нами, пообещал позвонить родным, предупредить и успокоить, потребовал дать нам всем копии протоколов задержания. Ни в ОВД Кунцево нам не давали на руки копии (возможно, копию взяла Диана Яковлева, но это вряд ли). Если в моем деле есть документы, подписанные днем – это подделка.

Collapse )