?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
"ГОРОХОВО ПОЛЕ" – ХРАМ ПОСЛЕДНЕЙ НАДЕЖДЫ
anna_nik0laeva

В этот храм Воскресения Христова на улице Казакова зашла случайно, из любопытства, мое внимание привлек автобус службы "Милосердия".  Храм приметный, с тех пор я заходила сюда еще дважды, поглядела, как проходит здешняя жизнь, где ежедневно оказывают помощь лицам без определенного места жительства.

Здесь недалеко Курский вокзал, публика соответствующая. Вместо гламурных прихожан – захожане,  сплошь случайные люди. В обрамлении внутренней части храма видно, что все было сделано еще в прошлые века и на совесть. Очень часто москвичи едут в отдаленные деревенские или пригородные церкви, чтобы там никто не толкал локтями, не мельтешил и не передавал свечки "через левое плечо". Здесь нет толпы, как в Сретенском монастыре, никто не штурмует храм во время службы.
колокольня

ПОСЛЕДНИЙ ИМПЕРАТОР

Церковь на Гороховом поле, несмотря на обилие воздуха и пространства не страдает многолюдством, здесь не так много жилых домов вокруг. Руки современных богомазов и штукатурщиков не успели навести  ненавистный мне "евроремонт", не портили оригинальные фрески, не золотили заново нимбы святым угодникам.

Тут много "намоленных" икон, не тронутых никем. Внутри сумрачно и тихо, но явно ощущается присутствие "Духа, который дышит где хочет". В прошлой жизни храм процветал в сияющем великолепии. Сюда частенько захаживал последний российский самодержец – Николай Александрович Романов. Скорее всего, он тоже любил постоять в тишине, слушая потрескивание восковых свечей, возможно, дотрагивался до тех же самых икон.

Придя сюда вечером, не застала никого, кроме двух человек за свечным ящиком, да Александра Ивановича, моложавого человека в оранжевой куртке и золотистых очках, который  почему-то называет себя сторожем.

АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ, "ДРУГ ВСЕЯ БОМЖЕЙ"

Нет такого бомжа в Москве, что тусуется на московских вокзалах хотя бы месяц и не будет знать, кто такой Александр Иванович. Проверено экспериментально, стоит только упомянуть о "Гороховом поле".  Если человек действительно хочет выбраться из подвала, слезть с теплотрассы, и не умереть  – он едет на Горохово поле.

Здесь ежедневный конвеер, помощь бездомным поставлена на поток.  Уставшие, странные люди в непонятной одежде, с темными угрюмыми лицами почти всегда бродят где-то поблизости. Сидят на лавочках во внутреннем дворике, ждут у выхода. Кто-то приходит восстановить документы, попросить купить билет на поезд, кто-то просто хочет взять "талон"  на помывку и обед.

Есть такие, что просто наведываются раз в сезон за вещами.  "А цыгане тоже к вам приходят?" – спрашиваю я, и получаю ответ – "Практически никогда".

Тихая женщина в платке, с сумкой, в черном пальто, сначала показалась мне прихожанкой, потом выясняется, она  просто пришла за готовым билетом на поезд. Уже вечером добрые люди на машине увозят ее на вокзал и женщина отправляется домой.

Бомж, похожий на взъерошенного сизаря, с торчащими в разные стороны волосами-дредами пришел за обувкой. Для него нашлись пожертвованные кем-то черные угги. И хотя на дворе еще не мороз, оно в самый раз, ведь ночевать он отправляется обратно "к себе". Уходить бомжик не торопится, с любопытством прислушивается к нашему разговору, поворачивает голову бочком, в точности как голубь. Рутинная работа с бездомными давно стала для всех, кто служит при храме, частью жизни.

Не то чтоб Александр Иванович мечтал по зову души заниматься бродягами и нищими, но вот так как-то оно получилось, они шли и шли, ведь рядом Курский вокзал. Отец Василий, пожилой батюшка, священствовать начинавший еще при патриархе Пимене, благословил брата Александра разбираться по мере сил со странниками. Конечно, без доброй воли и поддержки отца Василия ничего бы здесь не было.

Неприкаянные, избитые, голодные и больные, со всех концов Москвы и пригорода едут, приползают, доходят пешком  за помощью именно сюда. Хоть человек в день, да придет. Здесь один из негласных центров бездомной жизни столицы.  Люди приносят старые вещи, верхнюю одежду, посуду, обувь и просто всякую рухлядь, и Александр Иванович сортирует все, часть отправляет в дальние монастыри с оказией, у них тоже своя беднота вокруг. Теплую одежду и обувь раздает тут же, тому кто просит. Страж Горохова поля здесь днюет и ночует.

ЧЕРНЫЙ СПИСОК

Есть у него и свой "черный список". Долгое время появлялась тут одна молодая женщина. Частичная недееспособность не мешала ей из своих далеких путешествий привозить по ребенку. Отпрысками ее тоже приходилось заниматься Александру Ивановичу. Он связывался с родственниками, а потом узнал, что дети, с таким трудом оформленные по-человечески,  попали в Дом малютки и детский дом.

Что нужно человеку, если он хочет посвятить себя "делу служения ближнему " ? Для начала, перестать высокопарно воспринимать собственные благие намерения.  За помощь бездомным бродягам получишь в ответ не только "спасибо",  они могут  заодно и обокрасть, или ударить ножом. "Всяко бывало", - вздыхает Александр Иванович. Ценных вещей здесь не держат, от греха подальше.

Пока я разговариваю с Александром, за моей спиной появляется батюшка. Он в "гражданском", спрашивает кто я и откуда. Изо всех сил стараюсь принять благочестивый вид, но "хитон мя обличает", я в джинсах. Кстати, никто здесь не сделал мне замечание о неправильной одежке.

Отец Василий прищуривается и говорит, что где-то меня  уже видел. Несвойственные мне робость и смущение заставляют гореть лицо, признаюсь, что пришла сюда "посмотреть и поговорить". Но трудно вести непринужденные беседы, когда тебя оценивают  по неведомым, непривычным критериям. Видимо, проверку на вшивость я все-таки прохожу, батюшка отправляет нас обедать. Александр Иванович ведет меня  в неприметную дверцу наверх, по нереально крутой винтовой лестнице без перил. Всего пара пролетов, а голова сразу начинает кружиться.

Я оказываюсь в  трапезной и Александр Иванович привычно хлопочет, наливая незваной гостье "первое, второе и компот". До конца обеда мне так и не удалось справиться с чувством неловкости и того, что я отнимаю время у людей, занятых настоящим делом. Увы мне.

НЕПРИДУМАННЫЕ ИСТОРИИ

Много диковинных историй, невероятных и малопригодных для пересказа, поведал Александр  Иванович.  В каждой человеческая боль и неприкаянность . Юная бомжиха, бывшая  детдомовка, пришла на Горохово поле с температурой под  40, и ее вроде бы увезла скорая помощь с диагнозом "воспаление легких". Но уже через пару дней девчонка вернулась обратно, выглядела она ужасно, и сказала что ушла, потому что к ней относились "как к собаке".

Пришлось обзвонить несколько больниц, чтобы в одной все-таки согласились принять бездомную с "воспалением легких". В итоге попала она сразу в реанимацию, из-за начавшегося перитонита –  на деле оказалось что у девицы острый аппендицит.

Далеко не всегда удается сразу пристроить страждущего  в больницу, но упорство и вера настырного сторожа дают неожиданный, и как правило, положительный результат. То известнейший хирург вдруг оказывается в Москве, и бесплатно оперирует бродягу с желудочным кровотечением. То добрые люди соглашаются поселить у себя бабулю без жилья.

Нашу беседу с Александром Ивановичем прерывают его друзья, они привозят на Горохово поле долгожданные картонные коробки. Здесь – это почти валюта, так как в них можно рассортировать пожертвованную одежду, отправить часть в Козельск, где вещи уже ждут, а еще, нужно договориться чтобы кто-то эти коробки туда отвез.

Мы прощаемся, я лечу домой по улице Казакова как на крыльях. Мне хочется поскорее рассказать, что есть еще  в нашем городе люди, способные искренне радоваться подаренным картонным коробкам. Ведь главное – это чтобы помощь дошла до людей в нужное время, и здесь без коробок никак не обойтись.


promo anna_nik0laeva октябрь 5, 2015 22:09
Buy for 300 tokens
Дело в том, что все журналистские расследования, поездки и репортажи - все это я делаю в свободное время и за свой счет, сжигая свои нервные клетки. Меня никто не спонсирует. То, что здесь опубликовано - сделано бескорыстно и бесплатно. Друзья и читатели! Если вам интересен мой блог и то, что…