?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Как зарезать заповедники в России. Планы по урезанию уже в действии
anna_nik0laeva
Сноб, в лице гениального экобойца - Екатерины Савушкиной - разбирается в проблеме, чем грозят новые законы о заповедниках. Полностью статью можно прочитать в Снобе. Неистовый расшар приветствуется, т.к. у нас нет другой страны и других заповедников. Все что сейчас будет урезаться - отнимают у будущего, потому что развернуть систему уничтожения назад будет невозможно.


"Недавно в Госдуму был внесен проект федерального закона, содержащий статью о возможности изменения границ заповедников. Экологи высказали свою обеспокоенность по этому поводу, а я попыталась выяснить, чем настолько ужасен этот законопроект, у Игоря Честина, директора WWF России, и Михаила Крейндлина, руководителя программы Greenpeace Россия по особо охраняемым природным территориям.

Игорь Честин, кандидат биологических наук, заслуженный эколог РФ, директор Всемирного фонда дикой природы (WWF России)

Почему на законопроект так бурно отреагировали экологи?

Суть законопроекта в том, что после его принятия о части заповедника можно сказать, что она утратила ценность. В этом виде формулировка действительно очень опасна.

С другой стороны, действительно есть проблема, когда внутри заповедника находятся населенные пункты. Например, есть Тумкинский национальный парк, в Иркутской области, который сделан просто в границах административного района, это все Национальный парк. Люди не имеют права ни построить сарай, ни пахать землю без специального разрешения, приватизировать дома вообще невозможно. Есть посреди Воронежского заповедника Графское, где тоже живут люди, и там тоже есть серьезные ограничения, то есть люди поражены в правах, а они жили там до того, как был создан заповедник. Это ситуацию нужно решить, эти территории нужно вывести из состава заповедника, потому что они не имеют никакой биологической ценности, и позволит разрешить социальный конфликт, когда люди начинают ненавидеть систему заповедников. С другой стороны, нужно сделать так, чтобы закон не давал лазеек, позволяющих действительно ценные природные территории вывести из заповедника. Во-первых, период, когда можно вывести, должен быть ограничен во времени. То, что создается в последние десять лет, — там этих проблем уже нет. Когда формируются границы ООПТ, туда просто не включаются населенные пункты, пашни или месторождения, которые разрабатываются. Во-вторых, можно прописать категории земель, которые не утратили ценность, а просто никогда ее не имели. То есть в законе неправильная формулировка — эти земли всегда использовались людьми, и их нужно просто перечислить.

В действующем законе прописано, что можно изменять категории земель, в новом законопроекте говорится о возможности изменения границ — в чем разница и что здесь так смущает экологов?

По действующему законодательству можно изменять границы ООПТ в сторону увеличения, по новому закону можно будет изменять их и в сторону уменьшения. Сейчас из заповедника нельзя что-нибудь вывести, по новому закону можно выводить территории, утратившие природоохранную ценность. Но сразу скажу, в этом есть определенная логика и смысл, потому что есть территории, которые нужно из заповедников вывести.

Это и стало причиной появления этого законопроекта?

Я думаю, что причина другая. В правительстве есть определенные силы, которые заинтересованы в перекройке границ парков и заповедников для других целей. И мы оказались в ситуации, в которой, по сути, возразить против такого подхода нельзя.Мы понимаем, что нужно перекрыть лазейки, благодаря которым может быть сознательно нанесен вред. Например, пролетел самолет, распылил дефолианты (вещества, вызывающее опадение листьев растений — прим. ред.), и лес погиб, или произошел преднамеренный пал. Нужно четко определить категории земель, которые можно вывести — только те земли, которые находятся в пользовании людей. То есть если что-то сгорело, это не должно быть причиной, чтобы выводить землю из состава заповедника или национального парка.

Этот законопроект был отозван два года тому назад, теперь он опять появился, что произошло за два года?

Они не пропадают, эти законы. Он просто где-то полежал.

По каким заповедникам в первую очередь может ударить этот закон?

Ударить он может по всем, конечно, но в первую очередь — по тем, которые расположены в густонаселенной части России, в европейской части, включая Кавказ, где есть большой интерес к застройке и развитию курортов.

Сейчас ни один эксперт не скажет про земли, которые интересуют девелоперов, что они утратили природную ценность. Есть курорт Домбай, который находится внутри заповедника, есть горнолыжные курорты, которые построены на территории Сочинского Национального парка. Их изначально не надо было там строить, но раз уж построили, конечно, их нужно выводить из Национального парка. Хорошо, что изначально планировалось изъять под Олимпиаду 19,5 тысяч гектаров из парка, нашими общими усилиями удалось сократить эту территорию до 3,5 тысяч гектаров, при этом к парку прирезали 20 тысяч гектаров.

То есть ситуация не столь плоха?

Она плоха. Вот долина реки Мзымты полностью уничтожена, она потеряла свою биологическую ценность, ее забрали в габионы, там полностью исчез лосось, а это было место нереста 20% всего черноморского лосося. Верховья Мзымты пока что представляют природную ценность, и задача — их сохранить, и не дать туда расползтись этой горнолыжной инфраструктуре.

Многие задаются вопросом — а зачем вообще эти заповедники нужны, зачем их столько? Вот тут у нас город, там поле, там лесок, что еще нужно?

Задач у особо охраняемых территорий довольно много. Нужно сказать, что федеральные особо охраняемые природные территории, это заповедники и нацпарки,  занимают около 3% от территории Российской Федерации. Это очень мало. Если говорить о всех остальных категориях ООПТ —  это заказники, природные парки — получится под 10%.

Этого достаточно?

Зависит от режима. Если говорить о жестком режиме, где ограничено посещение, 5-7% — этого достаточно. Если говорить о режиме, который не позволяет развивать инфраструктуру, строить линии электропередач, дороги, застраивать, нужно стремиться к 20%. В реальности так и есть, просто нет статуса особо охраняемых природных территорий. Если так пойдет, то лет через десять-пятнадцать мы завершим формирование системы ООПТ в стране и не будет необходимости в создании новых.

В первую очередь для чего нужна дикая природа? Для того чтобы поглощать то негативное воздействие, которое мы оказываем там, где мы живем. Мы загрязняем окружающую среду, она должна иметь возможность это переработать. Что и происходит.

Если резюмировать — получается, что законодательная и фактическая ситуация с заповедниками у нас неплохая?

Не совсем так. То довольно жесткое законодательство, которое было принято в середине 90-х годов, объективно соответствовало другой экономике. В середине 2000-х годов это законодательство, к сожалению, было во многом разрушено. Мы далеко еще не вышли на нормальный уровень экологического законодательного обеспечения, но подготовлен закон об экологической экспертизе, в законе об ООПТ есть ряд положительных изменений. Например, перевод ряда заповедников в национальные парки, отмена экологической экспертизы при создании ООПТ (то есть в настоящее время, чтобы построить атомную станцию, экспертиза не нужна, а чтобы создать заповедник — нужна).


Полностью статью можно прочитать здесь : http://snob.ru/profile/28474/blog/100193


promo anna_nik0laeva october 5, 2015 22:09
Buy for 300 tokens
Дело в том, что все журналистские расследования, поездки и репортажи - все это я делаю в свободное время и за свой счет, сжигая свои нервные клетки. Меня никто не спонсирует. То, что здесь опубликовано - сделано бескорыстно и бесплатно. Друзья и читатели! Если вам интересен мой блог и то, что…