Previous Entry Share Next Entry
"Почему не выжили дорогие импортные липы на Тверской"
anna_nik0laeva


"Вот почему не выжили дорогие импортные липы на Тверской.
Анализ ситуации от профессионала - Бориса Леонтьевича Самойлова:

"Высаженные вдоль проезжей части городских улиц с интенсивным движением автотранспорта липы подверглись в зимние холода воздействию хлорсодержащих реагентов, которые используют в Москве не столько для борьбы с гололёдом, сколько для уборки снега. Поднимаемая высоко в воздух колёсами движущихся автомобилей хлорсодержащая эмульсия из растаявшего снега оседает на кроны деревьев в виде ядовитой плёнки и буквально «сжигает» заложенные на зиму почки. Такая разогретая хлоридами водно-грязевая субстанция подхватывается потоками воздуха и накрывает деревья в радиусе до 100 и более метров от проезжей части. Грязный душ из разжиженной реагентами снежной массы особенно опасен для деревьев и кустарников при низкой температуре воздуха, когда поражаются не только почки, но и покрытые тонкой кожицей 2-3-летние побеги. После многократно повторяющихся в течение нашей долгой зимы хлоридных «процедур» на растущих вдоль улиц деревьях сжигаются почти все почки. При этом степень поражения деревьев зависит от расстояния до проезжей части, интенсивности и скорости движения автотранспорта. Чем интенсивнее движение и выше скорость автомашин, тем больше хлорсодержащей эмульсии поднимается в воздух и тем шире зона поражения деревьев. Лишь в самом конце весны кое-где на стволах и крупных ветках всё же разворачиваются спящие, «аварийные» почки, которые зимой были защищены корой и не подверглись прямому химическому воздействию. Именно такие уродливые полуголые деревья с пучками побегов и листьев среди сухих ветвей сегодня «украшают» проспекты и многие улицы Москвы. И никто из московских чиновников не то что не собирается менять технологию уборки снега в столице, но даже и вопрос такой не поднимает. А потому к каждой зиме в Москву завозят сотни тысяч тонн «противогололёдных» реагентов.
Наверное, когда у московских градоначальников возникла идея высадить деревья вдоль центральных улиц, они по привычке сочли, что и деревья можно заставить жить и цвести там, где им прикажут."

А вот и сам пост целиком:
Галина Морозова

Герои нашего времени
Б.Л.Самойлов, 25 мая 2017
«Нет опаснее человека, которому чуждо человеческое, который равнодушен к судьбам родной страны, к судьбам ближнего, ко всему, кроме судеб пущенного им в оборот алтына». М.Е.Салтыков-Щедрин
В последние годы москвичи с удовольствием совершают прогулки по обновлённым бульварам и благоустроенным пешеходным улицам исторического центра Москвы, любуются цветниками, появившимися даже во дворах. Действительно, руководство Москвы не жалеет сил, а главное – средств на благоустройство и озеленение столицы. Чего стоят только программы «Моя улица» и «Миллион деревьев»! Казалось бы, при таких грандиозных масштабах зелёного строительства Москва должна буквально утопать в зелени и гордиться своим зелёным убранством. Однако, такая благостная картина рисуется лишь в дорогостоящих проектах и рапортах причастных к их реализации чиновников. На самом деле всё обстоит далеко не так. Особенно наглядно это проявилось нынешней весной, когда на Тверской, Новом Арбате, Садовом кольце и многих других центральных улицах российской столицы на высаженных там прошлой осенью 30-летних липах не раскрылись почки. Деревья остались стоять без листьев, несмотря на высокое качество как самого посадочного материала, так и посадки деревьев и проведённых весной работ по уходу за ними: рыхление приствольных кругов и обильный полив. Что же стало причиной тяжелейшего поражения многих сотен абсолютно здоровых и жизнеспособных деревьев?

Приходится констатировать, что и на этот раз сработал пресловутый «человеческий фактор», а не какие-нибудь неожиданные природные явления, на которые нашим чиновникам выгодно сваливать свою вину. Высаженные вдоль проезжей части городских улиц с интенсивным движением автотранспорта липы подверглись в зимние холода воздействию хлорсодержащих реагентов, которые используют в Москве не столько для борьбы с гололёдом, сколько для уборки снега. Поднимаемая высоко в воздух колёсами движущихся автомобилей хлорсодержащая эмульсия из растаявшего снега оседает на кроны деревьев в виде ядовитой плёнки и буквально «сжигает» заложенные на зиму почки. Такая разогретая хлоридами водно-грязевая субстанция подхватывается потоками воздуха и накрывает деревья в радиусе до 100 и более метров от проезжей части. Грязный душ из разжиженной реагентами снежной массы особенно опасен для деревьев и кустарников при низкой температуре воздуха, когда поражаются не только почки, но и покрытые тонкой кожицей 2-3-летние побеги. После многократно повторяющихся в течение нашей долгой зимы хлоридных «процедур» на растущих вдоль улиц деревьях сжигаются почти все почки.

При этом степень поражения деревьев зависит от расстояния до проезжей части, интенсивности и скорости движения автотранспорта. Чем интенсивнее движение и выше скорость автомашин, тем больше хлорсодержащей эмульсии поднимается в воздух и тем шире зона поражения деревьев. Лишь в самом конце весны кое-где на стволах и крупных ветках всё же разворачиваются спящие, «аварийные» почки, которые зимой были защищены корой и не подверглись прямому химическому воздействию. Именно такие уродливые полуголые деревья с пучками побегов и листьев среди сухих ветвей сегодня «украшают» проспекты и многие улицы Москвы. И никто из московских чиновников не то что не собирается менять технологию уборки снега в столице, но даже и вопрос такой не поднимает. А потому к каждой зиме в Москву завозят сотни тысяч тонн «противогололёдных» реагентов.

Наверное, когда у московских градоначальников возникла идея высадить деревья вдоль центральных улиц, они по привычке сочли, что и деревья можно заставить жить и цвести там, где им прикажут. Между тем, каждая из высаженных на Тверской ул. прошлой осенью лип обошлась городскому бюджету в 500-600 тыс. руб. И зачем-то их закупали в Германии, будто у нас в средней полосе России перестали расти свои деревья. Мало того, некоторые московские газеты чуть ли не с гордостью не единожды сообщали об участии в разработке концепций и проектов самых значимых для Москвы объектов озеленения зарубежных специалистов из Голландии, Англии и других стран. И, конечно, творят они отнюдь не на общественных началах. Невольно возникает убеждённость, что Москва просто задыхается от избытка денежных средств и оказывает спонсорскую помощь «бедным» европейцам.

Как же получается, что ежегодно затрачиваемые на озеленение и содержание зелёных насаждений Москвы миллиарды рублей дают ожидаемые результаты только тем, кто причастен к их освоению, а москвичи вынуждены всё чаще «любоваться» умирающими деревьями и выстриженной под корень травой? К сожалению, в столице прочно утвердилась порочная практика, когда главными критериями эффективности озеленительных работ являются не нормальное состояние и активный рост древесных и травянистых растений, не объём их продуцирующей зелёной биомассы и, соответственно, не средозащитная эффективность зелёных насаждений, а объёмы выделяемых Правительством Москвы бюджетных средств и примитивная декоративность городского озеленения на уровне «эпохи покорения природы». Возможно, кому-то и нравится, когда весь город «выбрит» наголо или подстрижен «под бобрик», но нужно же думать и о микроклимате мегаполиса, который напрямую зависит не только от площади озеленённых территорий, но и от объёма зелёной биомассы на них. Какая экологическая польза в очередном «народном парке», если его «создают» на уже существующей озеленённой или даже природной территории, а всё новое озеленение состоит из выстриженной травы и отдельно стоящих саженцев, у которых нет никаких шансов вырасти в нормальное дерево? Особенно больно видеть, когда такие «шедевры» зелёного строительства неожиданно появляются в лесопарках и по долинам московских рек, после чего там исчезают лесные и луговые растения, по утрам на низком травяном «бобрике» не выпадает роса, перестают гнездиться певчие птицы, остаются без корма насекомые-опылители и главные производители почвенного плодородия – дождевые черви. Зато в избытке появляются асфальт и тротуарная плитка с бортовым камнем, фонари уличного освещения с дорогущими и бесполезными в нашем северном городе солнечными батареями, устраиваются вредные для здоровья людей и других живых существ дымящие мангальные площадки и другие несовместимые с природой элементы урбанизации. Вместо развития особенно востребованного в условиях перенаселённого мегаполиса прогулочного оздоровительного отдыха в природном окружении москвичам настойчиво предлагают сомнительные в своей полезности развлечения за счёт уничтожения «зелёных лёгких» столицы.

Впрочем, чему удивляться, если с недавних пор решения о том, что и как озеленять в Москве принимают не высококвалифицированные специалисты, а заменившие их так называемые менеджеры, для которых самое главное – прокрутить как можно больше бюджетных средств, а озеленение – лишь средство для их получения и освоения. Раньше проекты строительства и реконструкции даже заурядных городских скверов в обязательном порядке подлежали рассмотрению Экспертным советом Департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы и почти половина из них отклонялась или направлялась на доработку из-за экологических просчётов. Почему же такие дорогостоящие и значимые для всего города проекты озеленения центральных улиц Москвы или создания парка в Зарядье реализуются без предварительного рассмотрения на Экспертном совете профильного Департамента? Может быть, руководители города считают, что приглашённые иностранные проектанты наголову выше отечественных и гарантированно не допустят никаких ошибок и просчётов? И нет ничего удивительного в том, что разработанные ими концепции и проекты не учитывают сложившейся в Москве экологической обстановки. Можно не сомневаться, что они были бы отклонены московскими экспертами, знающими специфические условия нашего города. Впрочем, проектировавший озеленение Тверской улицы известный ландшафтный архитектор из тёплой Голландии вряд ли мог вообразить, что снег на московских улицах убирают с помощью ядовитых химических реагентов, а потому высаженные вблизи проезжей части деревья обречены на неминуемое умирание. Зато принимавшие решение официальные лица из Правительства Москвы обязаны были, прежде чем изымать из бюджета сотни миллионов, если не миллиарды рублей, удостовериться в пригодности этого проекта для наших условий.

Мало кто из москвичей знает, что когда озеленением столицы занимались специалисты ныне несуществующего Управления лесопаркового хозяйства Москвы, то если отпад высаженных деревьев превышал 5%, это расценивалось как ЧП, за что «летели головы» тех, кто допустил подобный брак в работе. Теперь же вряд ли кто-то понесёт ответственность за крупные даже по московским меркам растраты и экологическую дискредитацию российской столицы. Никого, наверное, даже не уволят с работы, хотя установить фигурантов подобной экономической, экологической и политической диверсии не составляет труда. Но, вероятнее всего, как это происходит с регулярно повторяющимися в стране катастрофическими и чаще всего не природными лесными пожарами и наводнениями, во всём опять обвинят не конкретных людей, а изменение климата или какие-то другие природные катаклизмы. Или же поздний приход весны – как в нашем случае.

К сожалению, умирающие сегодня вдоль московских улиц деревья – это только вершина «айсберга» по распилу бюджетных средств, выделяемых на создание и содержание зелёных насаждений Москвы. Алчные московские чиновники извлекают живые деньги буквально из-под ног. Сразу после схода снега во дворах, на скверах, в парках из-под деревьев и кустов выгребаются последние оставшиеся с осени опавшие листья, уже с середины мая начинается нещадная стрижка не успевшей вырасти травы, всё лето по вытоптанной земле и строительному мусору рассыпается слой искусственного почво-грунта, в котором не живут даже дождевые черви.

Небывалая по своим масштабам деятельность кипит с ранней весны до поздней осени. Весь вопрос в том – кто получает от этого выгоду? Однозначно, зелёным насаждениям, природе города, окружающей среде причиняется непоправимый ущерб, а в результате в мегаполисе ухудшается микроклимат и обостряется экологическая ситуация. С каждого гектара озеленённых территорий ежегодно мешками вывозят опавшую листву и состриженную траву, почва лишается органических веществ, без которых она постепенно теряет жизнеспособность и плодородие, превращаясь в мёртвый субстрат, а растущие на ней деревья, кустарники и травы приходят в ослабленное состояние и отмирают. При этом, чем тщательнее осуществляется такой, с позволения сказать, «уход» за зелёными насаждениями, тем хуже они себя чувствуют.
Теперь на реконструированных московских скверах и бульварах, в построенных «народных парках» больше фонарей, чем здоровых деревьев, и тротуарной плитки, чем зелёной травы. Экологическая и средозащитная эффективность озеленённых территорий Москвы по вине ответственных за их содержание лиц всё больше приближается к нулю. И если этот отлаженный конвейер по «освоению» бюджетных средств за счёт зелёных насаждений Москвы не остановить, то вскоре применительно к нашей столице вполне подойдут слова известной песни «… здесь птицы не поют, деревья не растут …». Кстати, в последние годы на озеленённых территориях Москвы из-за удаления опавших листьев и стрижки травы перестали гнездиться соловьи, значительно меньше стало скворцов и дроздов, почти исчезли шмели и бабочки, а вслед за этим хуже стали плодоносить яблони и вишни, поредели осенние грозди рябины – их во время цветения стало некому опылять. И повинна во всех этих экологических бедах многомиллионного города горстка каких-то уверенных в своих познаниях и непогрешимости чиновников, которые безнаказанно манипулируют огромными государственными средствами и успешно осваивают их за счёт зелёных насаждений и природного наследия столицы.

Следует понимать, что вернуться к здравому смыслу и отказаться от творимого в Москве геноцида в отношении зелёных насаждений будет не так просто. Сложившаяся практика их содержания не только выгодна причастным к этому управленцам, но она уже прочно внедрена в сознание миллионов горожан, которые убеждены, что стричь траву и убирать опавшие листья полезно и делать это нужно везде, даже в городских лесах. До тех пор, пока на радость московским «озеленителям» и «активным гражданам» по всей Москве будут трещать триммеры и газонокосилки, а многочисленные мигранты будут старательно набивать чёрные мешки опавшими листьями и состриженной травой, деревья, о здоровье которых на словах пекутся и те и другие, будут в нашей столице отмирать и падать не только от реагентов, но и от голодной смерти. В социалистическом прошлом опавшие листья в Москве убирали только с дорожных покрытий и настоящих злаковых газонов с плотной дерновиной, а траву выкашивали лишь в узких полосах вдоль автодорог. Тогда более 90% площади озеленённых территорий составляли не псевдогазоны, а естественная травянистая растительность, которая бесплатно зеленела при любой погоде и не требовала дорогостоящего ухода. Благодаря такому экологически грамотному содержанию городские почвы за многие десятилетия накопили настолько большой запас органики, что на них до сих пор выживают древесные и травянистые растения, несмотря на нынешнее их изуверское содержание.

Если бы в Москве функционировало укомплектованное профессиональными лесоводами и озеленителями Управление лесопаркового хозяйства, как это было до конца 1990-х гг., то при случившемся 29 мая шквальном ветре вряд ли деревья посыпались как домино, а следовательно – было бы меньше погибших и раненых людей, искорёженных автомобилей, порванных проводов и прочих бед. Дело в том, что при ныне существующем в Москве коммерчески выгодном, но экологически вредном режиме содержания зелёных насаждений, когда из года в год в почву не возвращаются питательные вещества, образующиеся при разложении опавших листьев и прошлогодней травы, корни деревьев перестают расти и начинают подгнивать. В результате даже внешне здоровые деревья теряют устойчивость и не могут противостоять ветру. Посмотрите на вывороченные 29 мая крупные деревья – у большинства из них длина корней меньше 1 м, да и те поражены гнилью. Можно не сомневаться, что уже в ближайшие годы, если городские почвы будут по-прежнему лишены органической подпитки, отмирание и падёж деревьев примет в Москве ещё более массовый характер. В своё время специалистами лесопаркового хозяйства Москвы регулярно отслежи-валось текущее состояние древесных насаждений на всей территории города, поэтому аварийные и усыхающие деревья своевременно удалялись. Теперь же даже сильно наклонённые и полусгнившие клёны американские, признанные сорняками во всех странах Европы, у нас годами «красуются» по всему городу, рискуя упасть кому-нибудь на голову. И вся эта вакханалия с зелёными насаждениями Москвы происходит при таких фантастических тратах на их содержание и восстановление, о которых ещё 10 лет назад нельзя было и мечтать.

Плачевное состояние зелёных насаждений Москвы особенно гадостно видеть, зная истинную причину их деградации. Конечно, взыскать деньги с какого-нибудь высокопоставленного московского чиновника за причиняемый под его «мудрым» руководством колоссальный вред всему природному комплексу Москвы вряд ли возможно. А вот вернуть в бюджет города сотни миллионов рублей за погубленные при озеленении центральных улиц столицы липы было бы полезно. Может быть, хоть это предотвратит повторение подобных «инициатив». Если бы выделяемые на озеленение Москвы средства использовались со знанием дела, ради экологического благополучия и улучшения микроклимата города, а не для удовлетворения материальных интересов определённого круга лиц, то российская столица действительно могла бы стать по настоящему зелёным городом. Даже Тверскую улицу и Садовое кольцо, несмотря на интенсивные транспортные потоки, можно было бы украсить цветущими липами. Могут быть предложены вполне реальные и эффективные решения по озеленению сложных в экологическом отношении территорий и повышению устойчивости и средозащитной эффективности зе-лёных насаждений Москвы. Главное, чтобы эти решения принимали не ради освоения «героями нашего времени» миллионов и миллиардов бюджетных средств, а для озеленения столицы на современном уровне и её экологического оздоровления."

Текст Галины Морозовой и Бориса Самойлова
Фотоколлаж Дмитрия Булатова


promo anna_nik0laeva октябрь 5, 2015 22:09
Buy for 300 tokens
Дело в том, что все журналистские расследования, поездки и репортажи - все это я делаю в свободное время и за свой счет, сжигая свои нервные клетки. Меня никто не спонсирует. То, что здесь опубликовано - сделано бескорыстно и бесплатно. Друзья и читатели! Если вам интересен мой блог и то, что…

  • 1
Полностью соглашусь, я на Тверской бываю почти каждый день. Нет там никаких погибших деревьев, хватит как говорится врать))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account