?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Танцы на столе и другие приключения Семена Сергеевича
anna_nik0laeva



                                                                                                                                                              Все ниженаписанное - выдумка автора. Совпадения с реальными персонажами                                                                                                                                                               случайны, а если кто-то увидел в персонажах себя - то это мания величия, уважаемые.

Семен Сергеевич проснулся утром после обильных возлияний. Корпоратив в структуре Матильда, 13  не прошел без перебора. С трудом помня вчерашнее, он все-таки припоминал, как лихо поддел мыском ботинка телефон со спецсвязью, в кабинете. С жалобным "дзынь" телефон улетел к х*рам, ближе к потолку. Корпоративчик для  своих проводили в связи с очередным переизбранием Сергеича на пост генерального директора.

Семен Сергеевич плохо говорил на публике, зато отлично танцевал на столах Калинку-малинку. А тут еще потрясающая секретарша Гюльчохра трясла своими едва прикрытыми прелестями с визгом "Ииииха!!!!" бесстрашно запрыгнула к шефу за стол. Дальше они недолго, но весело плясали вместе, потом Гюльчохра крепко обняла шефа левой белой ляшкой и так они продолжали крутиться на столе, пока не свалились в широкое кресло, украшавшее вместо трона Семенсергеевичев кабинет. Дальше страдающий от похмелья Сергеич уже не помнил, зато болью в затылке отзывалась каждый раз мысль, что гражданская женушка в отличии от него все помнит. Момента когда Аська вошла в кабинет в процессе он не помнил, однако жопяная чуйка просто сжимала очко. Она развилась еще со времен поездок на разбитом Урале с коляской по бездорожью, где на дорогу могли выбежать волки. Удивительно, как  бессменная гражданская подруга Семена выдерживала пьяные загулы своего "два в одном". Как бы предвосхищая кошмар наяву белая дверь с золотыми прожилками с грохотом открылась (а может это в больной голове у Сергеича отдавался десятикратно любой звук).



"Ну что зенки распялил?" - с ненавистью произнесла послебрачная жена Сергеича. "Аааассь, не начинай, без тебя тошно"  - простонал Сергеич. "Тошно ему! Смотри чтоб не вылетел из кресла "в связи с недоверием", как прошлый генеральный - прошипела Ася. "Еле натянули тебе проценты по голосованию, все деньги ушли на затемненные кабинки и костюмы для массовки. Полдня мазутом их пачкали, чтоб похожи были. Рабочие сбежали, отказались голосовать, сказали что "шеф ублюдок, а они себе  не враги", все КАМАЗы с тракторами в гаражи загнали, чтоб не перекрыли проезд засранцы" - припечатала верная подруга. И без того широкие мордовские ноздри Аськи раздувались от едва сдерживаемой ненависти.

Бледное лицо Сергеича, битое оспой, позеленело еще сильнее от таких слов, узенькие черные глазенки заслезились. Он мог говорить все что угодно, что рад переизбранию, но отчаянно боялся, до зеленого поноса дрейфил. Доверенное большими и серьезными людьми предприятие находилось на грани банкротства с одной стороны, социального взрыва среди рабочих с другой, а с третьей стороны премерзкие москвичи давно грозились выйти к стенам Кремля с требованием разогнать шарашкино предприятие, отравляющее им жизнь.
Сергеич являл собой редкий типаж человека дорвавшегося из грязи в князи без особых на то заслуг. Он был туп, злопамятен и все что умел - хорошо сводить счеты, выслуживаться перед высоким начальством и убирать конкурентов. Кто бы мог подумать, что в условиях современной демократии этого окажется более чем достаточно?

Еще со времен мелкопартийной работы в селе Муркинжопинском Сергеич понял, что конкурентов надо устранять обязательно, особенно тех, кто умнее. Имитация больших процессов решалась просто - городское начальство завозилось к вырытому в незапамятные времена большому оврагу, где "кипела работа", гремели трактора, скреблись экскаваторы и тарахнел генератор. Тут и там валялись в грязи строительные блоки, кирпичи и кучи цемента. Начальство, утомленное поездкой в шатком Урале к месту работ, видимо страдало от отбитых задниц и мечтало свалить из Муркинжопинска поскорее, однако нужно было изобразить ревизию проделанной работы на селе.

В это время подходил Сергеич, он тряс бумагами о большой проделанной работе. Пачку бумажек с полубессмысленным текстом ему заранее отпечатывала на "Ятрани" верная секретарша и любовница Аська. Сергеич бубнил в ухо страдающему начальству цифры о количестве поваленного леса, увеличении надоев местных коров, о том, что опорос поголовья свиней прошел на три дня раньше срока, а падеж скота стараниями Семенсергеича сведен к историческому минимуму с 1913 года. Перекрывая тарахтение тракторов Сергеич кричал в ухо начальству: "А вот здесь у нас идет благоустройство нового парка посреди тайги и строительство культурного центра, где будут проходить фестивали таежного варенья и праздник вяленой рыбы" и показывал рукой на свежие пеньки от деревьев.

Начальство еще больше страдало, спотыкалось о сосновые корни, чавкали по грязищи болотные сапоги. "Сюда пройдите пожалуйста" - трепетно поддерживая под локоток  очередного высокого гостя из областного райкома бубнил Сергеич. Для начальства специально выложили по случаю завезенную в Муркинжопинск экзотическую плитку из гранита. Тракторист Сенька натаскал песка, выровнял стяжку и кое-как уложил ценный материал в подобие прогулочной аллеи. Здесь, по этой аллее вели начальство Аська и Семен до стоящего неподалеку мотоцикла. "А вот там, видите, у нас сейчас работницы теплиц высадили в грунт новые, морозоустойчивые сорта роз и пионов. Представляете - еще в июне тут был снег, а сейчас уже зацвели клумбы" - встревала Аська и доверчиво моргала густонакрашенными тушью-сухоплюйкой ресницами. "Пройдите, если желаете - аромат сверхценный и полезный для здоровья" - умилительно улыбалась Асенька сколотым передним зубом. Начальство дружно махало руками, улыбалось в ответ, но снова сойти с тропы, выложенной гранитом, в грязь, отказывалось под любым предлогом. Хитрость состояла в том, что многочисленные цветы эти надерганы были на местном кладбище из венков,  розы с пионами на клумбе изображали пластиковые муляжи. Но издалека они вполне сходили за настоящие соцветия. Ни разу еще не прокололись Аська с Семеном на своих хитростях. А всего и расходов, что на три фонарных столба с лампочками, обрезки трубы для видимости помоек у лавочки, да одна дорожка, все остальное, выделяемое из центра финансирование шло им в карман. И каждый год новое областрое начальство выдавало шельмецам грамоты, 13-ю зарплату и премию в размере месячного оклада "руководству села Муркинжопинского за устойчивое развитие тепличного цветочного хозяйства, строительство дороги посреди тайги и обеспечение будущего культурного досуга советских трудящихся на лесоповалах".

В момент принятия решений Сергеич просто напивался до состояния остекленения и все проблемы приходилось решать его гражданской супружнице. Может она и рада бы сменить тупня, да уж куда с двумя дитями пойдешь? Удивительно, что вообще-то Сергеич был при обильных возлияниях живуч, как мужчина. Любой другой при таких объемах потребляемого бухла уже бы давно яйца склеил, а этот держался. Видать не зря из деревни ему регулярно присылали настойку от заспиртованного "великого корня". Но в этот раз Сергеич перебрал знатно.
"На вот, выпей Шакирзян Суйхнулиевич тебе отлил чайного гриба, говорит от похмелья помогает хорошо" - Ася поставила на стул у дивана стакан с прозрачной коричневой жидкостью. Первый зам по строительству увлекался гриболечением и со страстью неофита посвящал этому все свободное время.. Сергеич со стоном поднялся на одном локте, сделал несколько глотков и скрючился со стоном. "Аааа, позови Нгылеке Бельды, уууу...." - продолжал страдать Сергеич. Старый лис Нгылеке изображал много лет из себя настоящего таежного шамана. Обычно он завывал на своем родном языке песню, которую выучил еще в детском саду: "Аки-аки, тынды перги" - при этом не спеша обмахивая Сергеича ленточками, привязанными на оленьи рога к березовлй коряге и ритмично постугивая рогами в бубен. Иногда Семена после умиротворяющей процедуры попускало и он уже к середине дня поднимался в свой кабинет. Но только не в этот раз. Когда Нгылеке затянул свою привычную песнь, Семеныч завыл в унисон. Он попытался подняться, но не устоял на ногах, голова его качнулась и подбородок ударился в стакан с напитком чайного гриба.

Мигом смекнув, что на этот раз возлияния с Гюльчохрой не прошли даром, Ася выругалась столь непечатно, что ее знанию ненормативной лексики позавидовал бы любой тракторист из Муркинжопинска. Она еще долго пыталась реанимировать служебный телефон, подбитый Сергеичем во время плясок, как чеховская чайка в полете. Безрезультатно. Пришлось вызывать скоропомощную бригаду с мобильника, а это всегда риск, что начальство Сергеича узнает, что он совсем пропил мозги. Услышав, что госпитализировать собираются самого генерального директора, врачи переглянулись и повезли большого босса в ведомственную больничку. Печаль состояла в том, что по привычке, Сергеич регулярно зажимал финансирование для больницы, сократил численность персонала младшего и врачей. В итоге, закупленное оборудование пылилось в кабинетах. Никто не умел работать на таком аппарате, единственного доктора, что разбирался и был спецом  - уволили по сокращению штатов. Страдающего от приступа Сергеича некому было толком осмотреть и он чудом не врезал дуба. "Сочетанная травма левой ноги с трещиной в подбородочной кости на фоне обострения хронического панкреатита" - гласил вердикт медиков.

Наступало 1 сентября, младшей дочке Семенсергеича нужно было идти в школу, но недоверяющая никому Аська пойти с ребенком не могла, она не отходила от своего неверного, непутевого сожителя, прикованного к больничной комфортабельной, но бестолковой клиники. В итоге ребенка повез на линейку личный водитель. По иронии судьбы все школы в округе имели один и тот же номер, и водитель приехал не в ту школу. Потом, когда нужную школу все-таки обнаружили, пришлось простоять в получасовой пробке. В итоге ни на какую торжественную линейку не попали. Аська рвала и метала. Мстительная натура требовала поквитаться. Но с кем? С самими собой? Ну уж нет. В итоге, роковая женщина Сергеича подняла свои огогокакие высокие связи, и снят был глава департамента здравоохранения вместе с главой департамента образования. Но, это уже совсем другая история, как говорится. 

promo anna_nik0laeva октябрь 5, 2015 22:09
Buy for 300 tokens
Дело в том, что все журналистские расследования, поездки и репортажи - все это я делаю в свободное время и за свой счет, сжигая свои нервные клетки. Меня никто не спонсирует. То, что здесь опубликовано - сделано бескорыстно и бесплатно. Друзья и читатели! Если вам интересен мой блог и то, что…

  • 1
так всё и было...

Отлично! Прямо Войнович!

Да ну вы прям загнули

Прямо репортаж с места событий, а не фельетон.


Я старалась, спасибо

  • 1