?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
ВРАЧЕБНАЯ ОШИБКА
anna_nik0laeva
События, о которых я буду рассказывать ниже – реальны. Имена участников изменены, чтобы не тревожить их воспоминаниями о тяжелых неделях борьбы за своего ребенка.

За эти 9 месяцев я стала свидетельницей событий, рассказывать о которых трудно и тяжело. Молодая пара нашла друг друга по переписке, оба жили в городах-миллионниках, и в итоге, три года назад, невеста перебралась на постоянное место жительства с солнечного юга на север России. Жили супруги душа в душу, вместе со свекровью, но никаких межродственных конфликтов не случалось.

Одно омрачало семейную жизнь – несмотря на здоровье обоих, детей у них за эти годы так и не случилось.
Когда Ниночка забеременела, радости не было границ. Имя младенцу придумывали вечерами. Почему-то Виктор был уверен - родится мальчик, у них в семье всегда первым рождался мальчик. Ниночка огорчалась, но не сильно, она хотела девочку.
Черным днем календаря стал визит в женскую консультацию, за результатами скрининга. Анализ гласил – превышение неких показателей, высока вероятность, что родится ребенок с синдромом Дауна. Нину спешно отправили на УЗИ, и самый большой экран с современной программой высветил, что это не единственная проблема.


Гигрома, увеличенное воротниковое пространство, большое расстояние между глазами и маленький нос. УЗИстка находила все новые и новые проблемы со здоровьем в крошечном тельце будущего малыша. Когда врач заявила еще и о пороке сердца, молодую женщину практически в полуобмороке снимали с кушетки в кабинете.

"Когда выписывать направление на аборт?" – поинтересовалась врач в кабинете у плачущей Ниночки. "Срок небольшой, вы еще молодая, 27 лет всего, родите через годик-другой здорового крепкого малыша. Да не переживайте вы так. Плод все равно нежизнеспособен с такими патологиями. Гораздо хуже, когда он умрет в утробе на большом сроке, это уже опасно для вашей жизни. Или родится мертвым, или будет медленно умирать после рождения, а если и выживет вдруг, то тогда наплачетесь с инвалидом."

Но к удивлению врача Нина от аборта отказалась. Три года назад с мужем они не только расписались, но и венчались в церкви. Она верила в то, что аборт – это прекращение жизни, а не просто удаление нежизнеспособных клеток. У него ведь уже и сердечко бьется свое, и пальчики все есть, и глаза, а на пальчиках ноготочки, разве можно добровольно пойти и убить собственное дитя?

Дома. Сказать, что муж расстроился, значит не сказать ничего. Он очень любил свою жену, и хотел сына. Нина сразу поверила врачам, окончательно и бесповоротно, но не могла себя заставить пойти на чистку. Она погрузилась в интернет и стала искать случаи, когда у ребенка был весь набор перечисленных признаков, но рождались полноценные дети. Читая о чудесных здоровых младенцах, рожденных вопреки прогнозам врачей, ей становилось легче.
Витя поддержал Нину в решении сохранить беременность, во что бы то ни стало. Как знать, смог бы склонить ее к аборту консилиум врачей, назначенный через неделю, если бы супруг не поддержал? Они смирились и решили родить и любить своего ребенка. Любого. Пусть и инвалида с синдромом Дауна, и пороком сердца.

Ниночка так и сказала - пусть он родится и умрет у нее на руках , но у материнской груди, а не будет плавать в лотке в крови по кусочкам. Не согласилась она позже и на так называемую заливку раствором, сказав, что не сможет потом жить, вспоминая конвульсии сжигаемого солью младенца у нее в утробе. Отказалась от анализа, 100% отвечающего на вопрос – "да или нет", потому что он опасен для ребенка.

Подобная стойкость и жертвенность приводила в тихую ярость ее врача в женской консультации. Объединившись со специалистом генетиком, к которому уже успела сходить Нина и с дамой-узисткой, диагностировавшей букет патологий, они по очереди, каждый раз пытались уговорить ее на аборт уже и на пятом месяце.

Прочитала Нина и описание процесса по аборту-заливке .Долгие и мучительные судороги плода будет ощущать "мама" в течении суток, все это время соль станет медленно разъедать кожу младенца, лишать кислорода его кровь и разрушать внутренние органы. Когда конвульсии станут слабее и прекратятся, - тогда и вызовут "роды". Надо сказать, что в случае, если ребенка на большом сроке заливают кислотой, он умирает не сразу, даже может родиться и жить какое-то время.
Были случаи, когда человек выживал после "заливки". Всем известный пример - Джианна Джессен, родившаяся в результате солевого аборта, и украинская девочка Богдана, умудрившаяся остаться не только живой, но и здоровой, появившись на свет на 20-й неделе.


Как можно все это пережить, и не двинуться умом, если ты хотел ребенка, но тебя уломали на аборт – было непонятно Ниночке. "Помидор", - так называют между собой из-за ярко-красной кожи солевиков в абортарии. Насмотревшись картинок в интернете - Нине во сне стали видеться рожденные ею младенцы: страшные, красные, с черными глазами, и она просыпалась в холодном поту, прижимая руки к округлившемуся животу.
Пугала врач Ниночку и ужасами жизни с ребенком инвалидом, распадом семьи, загубленной молодостью и беспросветным будущим. Было ясно, что с врачей в консультации крепко спросят, отчего не уговорили избавиться от будущего инвалида? Иначе как объяснить этот напор и страсть, с которой велись уговоры, не добротой же сердечной? Сходили супруги и в платный перинатальный центр, где им подтвердили на УЗИ наличие гигромы.


Страна наша уже давно переплюнула Спарту, скидывающую своих рожденных детей-инвалидов со скалы в море. Обуза обществу и налогоплательщикам. Евгеника, неестественный отбор.

Среди хоровода врачей, круживших над Ниной, как коршуны, только заведующая отделением в женской консультации вздохнула, и сняла с доски прикрепленную магнитиком фотографию пухлощекого младенца. "У него была огромная гигрома, и превышение расчетного риска в несколько раз, а родился абсолютно здоровым" – сказала заведующая. Но она все-таки была солидарна со своими коллегами, что чудеса случаются крайне редко.

Ходила Нина и к батюшке, который венчал их с мужем три года назад. Молодой иерей выслушал историю, и поддержал непреклонную Нину - никаких абортов. "Каждое воскресенье в храм и на причастие". Солидарен с ним был и супруг, если честно, он просто не верил, что их ребенок может родиться инвалидом. Семья проявила милосердие и убеждала, что все будет хорошо.

Неожиданный прилив злости охватил будущую маму, она стала все яростней отбиваться от желающих ей добра врачей. Древний, как мир, инстинкт материнства проснулся и побуждал защищать будущего ребенка ото всех на свете.Нина пригрозила, что перестанет приходить на осмотры. Врач вроде бы смирилась, но попросила прийти с мужем.
"Напишите нам расписку, что вы заберете своего инвалида из роддома, а то сначала не верят, обещают, что будут любить ребенка, а потом отказываются, как увидят", - "деликатно" попросила врач. "Вы в курсе, что страховка медицинская от государства вам не положена? Лечить и оперировать своего ребенка вы будете за свой счет, потому что знали, что он будет инвалидом, и не согласились прервать беременность".


Опять Нина ушла от врача вся в слезах, опять Витя ее утешал и выступал в роли психотерапевта. Нужно ли сомневаться, что недели непрерывной нервотрепки не прошли даром, и у Нины на 17-й неделе открылось кровотечение. "Положите меня на сохранение" – попросила она.

"Мы с таким диагнозом беременность не сохраняем" – заявила врач. "Вот видите, это сама природа отторгает нежизнеспособный плод" – радостно завела свою пластинку доктор. Но угроза написать жалобу в министерство здравоохранения подействовала, и листок с направлением в больницу Нина получила.

На очередном осмотре после выписки из отделения патологии, врач потащила Нину без очереди на плановое УЗИ. "Ничего не понимаю", - заявила побелевшей пациентке узист, "как-то все очень даже неплохо". Бесстрастная аппаратура не показала на большом сроке ни гигромы, ни увеличенного "воротничка".

Под вопросом оставался лишь предварительный диагноз "порок сердца". Пригласили из кабинета и генетика, который тоже удивлялся увиденному. "А нос у плода мне и сейчас не нравится", - фыркнула участковая.
"Ну и плевать нам с Митькой, что не нравится тебе наш нос" – подумала "за двоих" Нина. В носу у нее неожиданно защипало, и она потерла свою курносую кнопку.

"Ну, дорогая, я же тебе говорил, может быть они еще ошибаются" – обнимал Витя Ниночку. "Съешь пирожок, я испекла, как ты любишь" – радостно ворковала вокруг невестки свекровь. Но до самых родов Нине все равно снились кошмары.
Когда на пеленальном столике уже лежал абсолютно здоровый Дмитрий Викторович, 9 и 9 по апгар, не дотянувший до срока несколько дней, а до четырех килограммов 240 грамм, лишь тогда Нина вздохнула с облегчением. И все равно, временами с тревогой вглядывалась в щекасто-розовое, серьезное Митькино личико, дышит ли он? И подставляла палец к круглой груди, чтобы у его носа была ямка для воздуха. Она не знала, что новорожденные могут глотать и дышать одновременно.

Кто ответит за то, что прекрасные месяцы жизни в ожидании ребенка Нине пришлось провести в настоящем, всамделишном аду? Кто извинится за то, что теперь у нее в челке появились седые волосы? Никто. В консультацию Нина больше не ходила, и поклялась, что если забеременеет второй раз, никаких скринингов сдавать не будет. Потому что она будет любить своего ребенка. Любого.
http://westruss.ru/blog/?page=post&blog=Trezviy_vzglyad_na_aktualnie_problemi&post_id=medical-error

promo anna_nik0laeva october 5, 2015 22:09
Buy for 300 tokens
Дело в том, что все журналистские расследования, поездки и репортажи - все это я делаю в свободное время и за свой счет, сжигая свои нервные клетки. Меня никто не спонсирует. То, что здесь опубликовано - сделано бескорыстно и бесплатно. Друзья и читатели! Если вам интересен мой блог и то, что…